Menu Close

«Интересное положение» у дворянок и крестьянок: как это было


Жена Льва Толстого жаловалась в дневнике: вся её жизнь – сплошные кормления и дети. Действительно, у плодовитого писателя было тринадцать детей. То есть, в «интересном положении» графиня проходила почти десять лет. Впрочем, для XIX века – вполне рядовое явление. И далеко не все многодетные матери хоть сколько-нибудь грустили об этом.

многочисленными были и дворянские, и крестьянские семьи
многочисленными были и дворянские, и крестьянские семьи

Анна Васильевна Алымова, жена полковника, в 1758 году стала матерью уже в 19-й раз. Графиня Софья Владимировна Панина обзавелась десятью детьми. У её современницы, княгини Анны Оболенской, насчитали поменьше отпрысков – восемь. Столько же воспитывались и у смоленского дворянина Мальковского. Еще одна дама того времени, Прасковья Манзей, девять раз придумывала имена для своих наследников.

Каждая девушка, выходившая замуж, прекрасно понимала, что за этим последует. А молодая особа из знатной семьи осознавала, что подарить мужу наследников – её наипервейший долг. Так жили её родители, бабушки и дедушки. Также следовало поступить и ей. А значит, переживать особенно не из-за чего.

полотно художника Н.Богданова-Бельского
полотно художника Н.Богданова-Бельского

Человек прошлого был окружен многочисленной родней. Редкое семейство воспитывало одного-двух детей, бездетный брак считался исключением. Так что женщина в «интересном положении» не была диковинкой. К ней относились совершенно спокойно, не заостряя внимания на прибавлении в семействе. В письмах русских дворянок XVIII -XIX века можно встретить немало различных жалоб: на мужей, на отношения с родными, на погоду или душевное смятение. Но описания тягот будущего материнства не так уж много. Кратко сообщали о возможном сроке, размышляли, кто это будет – мальчик или девочка.

В этом смысле письма и дневники Анны Керн немного отличаются от прочих. Ожидая очередное дитя от человека, который не вызывал у неё никаких чувств, она пишет:

«Я вам и прежде говорила, что не хочу иметь детей… Для меня ужасна была мысль не любить их…. Сначала я очень хотела иметь дитя, а потому имею некоторую нежность к Катеньке… Но…по несчастью…я испытываю такую неприязнь ко всей этой фамилии!»

Н.Ге "Портрет графини Толстой с ребенком"
Н.Ге «Портрет графини Толстой с ребенком»

Вот и отношение Софьи Толстой к «интересному положению» тоже было не самым радужным. Знал ли об этом писатель? Скорее всего. Не случайно в романе «Анна Каренина» он так заострил внимание на чувствах Долли: той невыносимо было думать о возможном прибавлении в семействе. Да ещё на фоне увлечения мужа гувернанткой! Но Долли переживала о собственной «некрасивости» перед появлением ребенка, о бессонных ночах, которые бывали неизбежны. И при этом нигде нет упоминаний об особом отношении к женщине в такую пору её жизни, о стремлении близких как-то оградить от домашних тягот.

Более того, чем выше был статус женщины, тем больше обязанностей она выполняла. Княжна Туркестанова, будучи в положении, до последнего момента повсюду сопровождала императрицу. Можно было, конечно, не танцевать на балу, но присутствовать на нём – весьма желательно. Известна история с боярыней Олсуфьевой, находившейся на последнем сроке, которую Пётр I буквально заставил явиться на Ассамблею. Женщина и её муж опоздали, им «выписали штрафную». Хотя Олсуфьева просила избавить её от такой «чести», император настоял. Напиток вызывал преждевременное появление ребенка, прожил младенец недолго.

на ассамблеи Петра I являться было обязательно
на ассамблеи Петра I являться было обязательно

У женщин из народа ситуация была не лучше: если в «интересном положении», а рук в семье не хватает, нужно работать. В поле или по дому. Выходили на последних сроках и в сенокос, и работать на огородах. Ухаживали за коровами, успевали позаботиться о немощных стариках, или приготовить обед на всю большую семью.

Было немало поверий о том, что можно, а чего нельзя в это время. Не следовало смотреть на пожар или умерших животных, сидеть на пороге, переступать через коромысло и пить воду прямо из ведра, расчёсывать волосы по пятницам и лукавить. Бранить «тяжелую» не следовало, даже если она не была права. Дату появления на свет рассчитывали от первого шевеления – прибавляли 20 недель. Срабатывало редко. Часто женщины не замечали за работой, когда там ребёнок подал признаки жизни. Поэтому отсчет был не самым точным.

Н.Сергеев "Сенокос"
Н.Сергеев «Сенокос»

В идеале говорили, чтобы за пару недель до «события» женщина уезжала в дом родителей, там производила на свет дитя, и вместе с ним возвращалась к супругу недель через шесть. Но так получалось не всегда. Родителей могло к тому времени не быть в живых, или они находились в другом селе, или ещё какая причина… Да и сама будущая мать не всегда спешила в отчий дом. К тому же, её могли и не отпустить, когда требовалась помощь по хозяйству.

Поэтому на свет дети могли появиться и в поле – просто не успели довезти до дома. Хорошо, если сбегали за деревенской повитухой… Хотя толку от них оказывалось не так уж много. Уровень медицины и так был низким, а у доморощенных «помощниц» знания основывались на суевериях и обрядах. Про гигиену и говорить нечего. Не случайно младенцы так часто умирали, едва сделав первый вздох.

картина художника Барбера Чарльза Бертона
картина художника Барбера Чарльза Бертона

Помочь могли два фактора: собственное здоровье женщины и удача. Всё проходило благополучно – радовались. Нет? Тогда и переживать особенно не стоило. Детей заводили много, по 7-8 почти в каждой крестьянской семье. В центральных губерниях имелась поговорка, что лучше иметь трёх сыновей: одного могут забрать небеса, второго – в солдаты, тогда хотя бы третий останется подмогой для родителей. Только в действительности тремя не ограничивались, женщина большую часть своей жизни занималась непрерывным детопроизводством.

Кстати, именно после появления ребёнка она обретала хоть какое-то право голоса в крестьянской семье. До этого момента она считалась «молодухой», незрелой, самой дешёвой рабочей силой. С появлением потомства у неё становилось больше хлопот, но уже и статус менялся. Теперь как-никак мать семейства. Обращали внимание, каким был месяц в момент рождения. Молодой – значит, новорождённый крепкий. Убывающая луна сулила слабое здоровье.

карандашный портрет П.Осиповой-Вульф
карандашный портрет П.Осиповой-Вульф

Но даже при наличии взрослых детей женщина ещё вполне могла стать матерью. Разница в 18-20 лет между первыми и последними детьми никого не удивляла. У Прасковьи Осиповой-Вульф в 1820 году появилась дочь, когда её первому ребенку исполнился 21 год. Е.И.Березина записала: «Когда родитель мой вступил в военную службу, младший брат его…начинал ходить». А всё потому, что возраст вступления в брак был ранним.

В жизни женщины XIX века «интересного положения» могло не быть только по одной причине – по рекомендации медиков. Жёнам Николая I и Александра II в какой-то момент категорически запретили производить на свет детей. Или – но это совсем редкий случай – как в союзе князя Бориса и Зинаиды Юсуповых. Князь отказался посещать жену, потому что просто не хотел новых наследников.

https://zen.yandex.ru/media/id/5db95c79ddfef600b2128bb2/interesnoe-polojenie-u-dvorianok-i-krestianok-603912a96cd9133fa600b55e

Подписывайся на наши группы в соцсетях и получай интересные новости каждый день!

Facebook
https://www.facebook.com/SAVOU.ru

Вконтакте:
https://vk.com/public200231099

Телеграм:
https://t.me/savouru